Марина Шкуратенко надеется, что ей вернут право водить вагоны, чтобы выплачивать ущерб

Марина Шкуратенко надеется, что ей вернут право водить вагоны, чтобы выплачивать ущерб

После нашумевшего ДТП Марина Шкуратенко не падает духом и по-прежнему любит водить трамваи

В конце августа в Екатеринбурге вынесли приговор водителю юго-западного депо Марине Шкуратенко. Женщину признали виновной в причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ч. 2 ст. 118 УК РФ) и назначили наказание в виде ограничения свободы на срок 1 год. 

Напомним, в июле 2018 года из-за нарушения техники безопасности по вине Марины с уклона укатился трамвай маршрута № 26. Неуправляемый вагон проехал несколько кварталов и врезался в другой трамвай. В ДТП пострадали два человека — пассажир средних лет травмировал позвоночник, а женщина-кондуктор порезала руку.

Мы много рассказывали о подробностях происшествия. Но даже после расследования и суда интерес к этой теме не угас. Читатели продолжают интересоваться дальнейшей судьбой вагоновожатой. Многие считают, что женщине можно было назначить более мягкий приговор. Дело в том, что, кроме ограничения свободы, Марине запретили управлять трамваями, а также велели возместить ущерб пострадавшему мужчине в размере 400 тысяч рублей. При этом еще на стадии расследования виновница брала кредит, чтобы выплатить раненому пассажиру хоть какие-то деньги за лечение. 

Марина Шкуратенко начала работать водителем трамвая еще в конце девяностых

После приговора мы уговорили Марину Шкуратенко встретиться с нами и рассказать о ситуации, в которой она оказалась. Женщине не позавидуешь: сегодня вся ее небольшая зарплата, которую она получает в ЕМУП «Гортранс», уходит на компенсацию пострадавшему и банковский займ. Но и этих невеликих денег Шкуратенко рискует лишиться, если приговор вступит в силу и ей запретят водить трамваи. Пока Марину не стали отстранять от управления вагонами, поскольку впереди — апелляция. Но если областной суд (куда Марина подала просьбу на пересмотр приговора) не сжалится над вагоновожатой и оставит запрет в силе, женщине станет совсем туго.

— На каком маршруте сейчас трудитесь? Как долго вам еще разрешат выходить на линию?

— Пока все по-прежнему. Я вожу свой маршрут № 26. Я на нем уже 15 или 17 лет. Работать буду до апелляции. А там — что суд решит.

— Первый судебный процесс прошел очень быстро. Все-таки вы рассчитывали на более мягкое решение?

— Даже пострадавший был против того, чтобы лишать меня свободы или запрещать мне работать. Мы с юристами просили рассмотрение в особом порядке с надеждой на судебный штраф. Но в итоге меня наказали жестче. Теперь ситуация тяжелая.

— Ваша дочь говорила, что после ДТП у вас началась депрессия.

— После аварии я сразу оказалась на больничном. В тот же вечер из-за всех этих переживаний у меня подпрыгнуло давление и чуть не попала в больницу. Недели две приходила в себя. Периодически созванивалась с ревизором трамвайного управления, чтобы узнать о состоянии пострадавшего. Дочь меня поддерживала в этот тяжелый период. 

После аварии на Восточной Марину Шкуратенко поддерживала дочь Анастасия

— Что вам сказали в депо после столкновения на проспекте Ленина? Не грозились немедленно уволить?

— Начальство у меня хорошее. Когда случилось ДТП, за меня сильно переживали на предприятии. Никто на меня не кричал и не гнобил. Все старались делать так, чтобы не расшатывать мне психику еще больше.

— Как отреагировали в депо на решение суда по вашему делу?

— Когда мы приехали после заседания, мне сказали, что работу в любом случае предоставят, никто меня за порог не выгонит. Буду продолжать трудиться.

— Но кем, если не разрешат водить вагоны?

— Возможно, буду работать кондуктором или мыть полы в депо. Кондукторов, например, у нас не хватает. Но придется тяжело, у меня больные ноги: артроз, было несколько операций на оба колена. Да и зарплата упадет на треть как минимум. А расплачиваться по суду нужно. Если останусь у руля, у меня будет хоть какой-то выход, чтобы справиться с выплатами по кредиту и теми суммами, что назначат по исполнительному листу. Но пока я в полном неведении.

Марина просила суд назначить ей штраф. Но эту просьбу отклонили и вместе с ограничением свободы женщине на полгода запретили работать водителем трамвая

— Коллеги поддерживают вас?

— Мне намекнули, что помогут. Возможно, даже финансово. Спасибо им.

— До случая в укатившимся вагоном у вас были ДТП?

— Нет, это первое такое происшествие. Были мелкие аварии, но все они не по моей вине.

— В ходе процесса вы говорили, что вы — опытный водитель. Когда вы начали работать в депо?

— В марте исполнилось 22 года, как я стала водить трамваи. Я об этом с детства мечтала! Но в молодости сначала пришлось поработать в детском саду, пока дочь была маленькая. Но когда она подросла, незадолго до ее школы, я решила — иду учиться на водителя трамвая! Вообще я закончила музыкально-педагогическое училище. Но по профессии работать не стала. Водитель трамвая — это мое. Каждый должен занимать своем место, и я на своем. К этому душа лежит. Я работала на маршрутах № 19, 13, 18, 26.

— Эпизод с укатившимся вагоном не отбил у вас желания водить в дальнейшем?

— Нет, я водитель до мозга костей. Это такая красота, когда ты проезжаешь утром спящий город. Все в кровати, а ты на работе. Или, наоборот, вечером едешь, а вокруг — столько огней вечернего города. Конечно, работа у нас не из простых, но я люблю свой вагон.

Источник: Е1